Rozanov. Frammenti da tradurre. III anno

Andrei CHICHKINE Rozanov. Frammenti da tradurre. III anno

Розанов

Почти на праве рукописи

Есть ли жалость в мире? Красота - да, смысл - да. Но жалость?

Звезды жалеют ли? Мать - жалеет: и да будет она выше звезд.

(в лесу).

* * *

Жалость - в маленьком. Вот почему я люблю маленькое.

(в лесу).

* * *

Писательство есть Рок. Писательство есть fatum. Писательство есть несчастие.

...и, может быть, только от этого писателей нельзя судить страшным судом... Строгим-то их все-таки следует судить.

* * *

Социализм пройдет как дисгармония. Всякая дисгармония пройдет. А социализм - буря, дождь, ветер...

Взойдет солнышко и осушит все. И будут говорить, как о высохшей росе: "Неужели он (соц.) был?" "И барабанил в окна град: братство, равенство, свобода?"

- О, да! И еще скольких этот град побил!!

- "Удивительно. Странное явление. Не верится. Где бы об истории его прочитать?"

* * *

Любовь есть боль. Кто не болит (о другом), тот и не любит (другого).

* * *

Тяжелым утюгом гладит человека Б.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

И расправляет душевные морщины.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Вот откуда говорят: бойся Бога и не греши.

(на извозчике ночью).

  • * *
  • бывать за мою "имморальность", - в идеях? в писаниях?)
  • * * *
  • ...Показывал дачу. Проходя спальней - вижу двуспальную кровать. И говорю:
  • - Разве живете?
  • - До конца жизни! - крепко сказал поп.
  • У него дочь четвертый год замужем, - и вышла, уже окончив Курсы.

(за набивкой папирос).

* * *

Смерть есть то, после чего ничто не интересно.

Но она настанет для всего.

Неужели же сказать, что - ничто не интересно?

Может быть, библиография Тургенева теперь для него интересна? Бррр...

* * *

"Религия Толстого" не есть ли "туда и сюда" тульского барина, которому хорошо жилось, которого много славили, - и который ни о чем истинно не болел.

Истинно и страстно и лично. В холодности Толстого - его смертная часть.

* * *

Настоящей серьезности человек достигает, только когда умирает.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Неужели же вся жизнь легкомыслие?

Вся.

(не встав с постели).

Достоевский как пьяная нервная баба вцепился в "сволочь" на Руси и стал пророком ее.

Пророком "завтрашнего" и певцом "давнопрошедшего".

"Сегодня" - не было вовсе у Достоевского.